Вход на сайт

Наши партнеры

Полезные ссылки

Франц Йозеф Штраус: к 100-​летию со дня рождения. Баварский политик европейского масштаба










Я не святой, но и не демон, и уж, конечно, не мудрец. Я простой человек
со всеми ему присущими противоречиями.

Франц Йозеф Штраус, 1977 г.


1924 г.: Франц Йозеф Штраус в день своего первого причастия.
1924 г.: Франц Йозеф Штраус в день своего
первого причастия.

Семья Штраусов не могла похвастаться знатной родословной. Корни были крестьянские, и впоследствии Штраус не раз испытывал высокомерие менее талантливых, но куда более родовитых политиков. В его отношении сформировался образ грубоватого, в чем-то недалекого человека, неинтеллектуала, исходя возможно из его внешности, отдельных черт характера и поступков. Но эти представления далеки от действительности. В нем была заложена сильная тяга к учению. В 1935 г. Франц успешно окончил гимназию, получив право «обязательного зачисления» в университет в Мюнхене. Да, он признавался, что культурное развитие было ограниченным. Театр посещал редко, музыкой не интересовался, дома не было никаких инструментов, да и музыкальный слух отсутствовал. Газеты регулярно не читал, радиоприемник появился в семье только после войны. В этом виден чисто рациональный подход: ничего лишнего, только специальная подготовка, дававшая со временем возможность стать профессиональным преподавателем или ученым историком. Кроме опубликованных речей, статей и выступлений, Штраус автор нескольких книг по проблемам мировой, европейской и германской политики. В самом конце жизни он издал свои воспоминания, впоследствии намеревался их дополнить, но не успел.


Поворотным событием в его жизни стала Вторая мировая война. Присяга и солдатский долг были для Штрауса не пустыми словами, поэтому понимание ее преступного характера далось не сразу. В своих мемуарах он скуп на военные события, а ему довелось участвовать в походах вермахта на Западе — против Франции, и на Востоке — против Советского Союза. Был участником грандиозной битвы на Волге. Когда до капитуляции 6-й армии Паулюса оставалось совсем немного, Штраус был откомандирован на курсы в тыл. По дороге состав попал под бомбежку, вагоны несколько суток простояли в поле, именно здесь Штраус обморозился, отдав свои валенки солдату.

Зима 1942 г.: Ф.-Й. Штраус на Восточном фронте.
Зима 1942 г.: Ф.-Й. Штраус на Восточном фронте.

Все кончилось для него благополучно. После госпиталя, 10 марта 1943 г. Штраус был дома, в Мюнхене. Сестра Мария вспоминала, что при встрече он сказал: «Теперь у нас даже рядовой солдат понимает, что эта война проиграна. Если Гитлер не прекратит воевать, то он преступник, причем еще больший, чем тот, каким я считал его раньше». На фронт он больше не попал. Начальство решило, что лейтенант Штраус принесет больше пользы в тылу, передавая новичкам опыт фронтовика.


После кончины Штрауса его безоговорочно причислили к отцам-основателям ФРГ. Гельмут Коль в прощальной речи 7 октября 1988 г. сказал, что Штраус стоит в одном ряду с К. Аденауэром, Л. Эрхардом, Т. Хейсом, К. Шумахером, отметив его личный вклад в становление социальной рыночной экономики и демократии, в укрепление безопасности стран Запада. Каким образом оказался он вовлеченным в политику? В 1945 г. Францу исполнилось тридцать лет. Война не принесла славы. Награды были невелики, но о военном времени Штраус не жалел, называл годы войны «драгоценной школой жизни». Он не изменил своего отношения к нацистам, но исход войны и особенно ее последствия для Германии так никогда и не были приняты Штраусом. В этом и кроются его порой чрезмерные проявления милитаризма и «реваншизма».


Война закалила Штрауса, приучила его к риску, ответственности за судьбы людей. Он оказался в администрации Шонгау, небольшого городка недалеко от Мюнхена с населением в 26 тыс. жителей. Сюда хлынул поток беженцев и переселенцев с Востока. Бавария стала местом расселения изгнанных из Чехословакии, с территории Польши, Восточной Пруссии. Только из Чехословакии было выселено около 3 млн. человек (всего же в 1945 – 1950 гг. было переселено 11,7 млн. немцев). Штраусу пришлось заниматься самыми насущными вопросами: жильем, питанием, трудоустройством переселенцев. «Привязанность» к «землячеству судетских немцев» осталась у него на всю жизнь. Будучи энергичным, мобильным, видя результаты своей деятельности, Штраус все больше занимается тем, что принято называть политикой. Весной 1946 г. произошло знакомство с Йозефом Мюллером, который создавал в Баварии новую партию.


Благодаря связям с Мюллером, Штраус был введен в состав руководства Христианско-социального союза, а затем попадает в состав Экономического совета западных зон, который заседал тогда во Франкфурте-на-Майне. Таким был стремительным выход Штрауса на федеральную политическую сцену. Одновременно с этим укрепляются его позиции в ХСС: с 18 декабря 1948 г. он становится генеральным секретарем баварского союза. В 1949 г. Штраус избирается депутатом бундестага ФРГ от Вайльхайма, и оставался им до 1978 г., когда возглавил правительство Баварии.

1961 г.: Ф.-Й. Штраус и К. Аденауэр на партийном съезде ХДС в Кёльне.
1961 г.: Ф.-Й. Штраус и К. Аденауэр на партийном
съезде ХДС в Кёльне.

После выборов политическая ситуация в Западной Германии оставалась сложной. В бундестаг прошли представители от десяти партий (в выборах 14 августа 1949 г. участвовали 36 партий). Наибольшего успеха добилась СДПГ, получив в бундестаге 136 мест. ХДС получила 117 депутатских мест, ХСС — 24. Союз между двумя партиями был заключен еще до выборов, но сформировать правительство христианские партии могли только в коалиции с третьей партией. Кто станет партнером: СДПГ или СвДП? Этот вопрос решался на конференции в Рёндорфе, пригороде Бонна, в доме Аденауэра. Здесь состоялось знакомство Штрауса с Аденауэром. Конрад Аденауэр был опытным, осторожным политиком, и ему не стоило большого труда разглядеть в молодом баварце энергичного, жаждущего самоутверждения политика. Позднее, в беседе с коллегами по партии Аденауэр сказал: «Штраус — человек энергичный, стремящийся вперед и вперед. Может случиться, что у нас будет много убитых. Возможно, что и я окажусь среди трупов».


В первое правительство канцлера Аденауэра Штраус не попал. Ему было поручено возглавить комиссию бундестага по делам молодежи, что было несомненным успехом. В «подающих надежды» ходил недолго. Уже в первой речи в бундестаге 21 июля 1950 г., выступая по вопросам молодежной политики, Штраус привлек к себе внимание. Говоря о проблемах адаптации молодых переселенцев с Востока, Штраус умело политизировал проблему, проявив ораторские способности. Свой «талант» он использовал 7 февраля 1952 г., когда в бундестаге состоялись дебаты по военным вопросам. Речь получилась яркой, запоминающейся, и продолжалась более часа. Штраус заявил об ответственности депутатов бундестага за весь немецкий народ «по ту и по другую сторону железного занавеса» Поэтому ФРГ должна иметь собственные вооруженные силы и стать членом коллективной самообороны стран Запада. Канцлер не поручал подобной инициативы Штраусу, но выступлением остался доволен. Речь баварца внесла определенность в политику правительства. Газета «Münch­ner Merkur» в связи с этим написала, что Штраус после своей речи в бундестаге выдвинулся в первый разряд боннской иерархии: даже те, кто его не приемлет, считаются с ним.

Гархинг, пригород Мюнхена 1958 г.: министр атомной энергетики Ф.-Й. Штраус и премьер-министр Баварии Ханнс Зайдель посещают недавно построенный исследовательский ядерный реактор.
Гархинг, пригород Мюнхена 1958 г.: министр атомной энергетики Ф.-Й. Штраус
и премьер-министр Баварии Ханнс Зайдель посещают недавно построенный
исследовательский ядерный реактор.

По результатам выборов в бундестаг 1953 г. положение Штрауса укрепилось: он вошел в правительство ФРГ — получил пост министра по особым вопросам. Таких министров с «неопределенными полномочиями» в кабинете было четверо, но для Штрауса вскоре открылась вакансия. 20 октября 1955 г. он становится министром по атомным вопросам. Отрасль была новая, перспективная и Штраус взялся за дело с большим подъемом и не без оснований считается пионером атомной энергетики в ФРГ. В этой должности Штраус пробыл около года. 16 октября 1956 г. Штраус, не без помощи западных союзников, становится министром обороны.


Штраус без ложной скромности считал себя «лучшим министром обороны». Объективно следует признать, что он был недалек от истины. При нем бундесвер стал самой боеспособной армией в Западной Европе. ФРГ фактически получила доступ к ядерному оружию: контроль за которым осуществляли США, но ракетные установки находились в составе бундесвера. В выступлениях Штрауса все чаще звучали слова о вероятности ядерной войны. Заявляя о солидарности с НАТО, министр обороны явно тяготел к самостоятельной военной политике ФРГ.

Ротт-на-Инне, 4 июля 1957 г.: свадьба Ф.-Й. Штрауса и Марианне Цвикнагль.
Ротт-на-Инне, лето 1957 г.: свадьба Ф.-Й. Штрауса
и Марианне Цвикнагль
.

Карьера складывалась удачно. В личной жизни также произошли перемены. В 1957 г. Франц знакомится с Марианной Цвикнагль, дочерью известного баварского политика и владельца пивоварни в Ротте-на-Инне. Невеста была моложе Франца на пятнадцать лет. На свадьбе самым почетным гостем был, конечно, Аденауэр. Марианна стала верной женой и спутницей Франца. Она получила хорошее образование, была дипломированной переводчицей с французского и английского языков. В 1959 г. в семье родился первенец Макс-Йозеф, затем второй сын Франц-Георг, в июле 1962 г. дочь Моника. 18 марта 1961 г. Штраус был избран председателем ХСС, за него проголосовали почти 95 % делегатов партийного съезда. Семья была счастлива.


Однако в конце 1962 г. последовала катастрофа — скандал вокруг журнала «Der Spiegel». В ответ на критическую статью в журнале, министр действовал решительно: по распоряжению Штрауса, без уведомления членов правительства, была проведена «ночная операция» по обыску редакции журнала. Штраус лично обратился к испанской полиции с просьбой арестовать находившегося там автора публикации. Действия Штрауса получили широкую огласку в прессе. Общественное мнение было явно не на стороне министра. Разразился правительственный кризис. В середине декабря 1962 г. Штраусу пришлось подать в отставку.


Штраус, не был гибким политиком, далеко не всегда задумывался о последствиях своих действий, но в желании бороться ему не откажешь. Три года длился процесс против журнала, однако желаемого результата Штраусу он не принес: посадить журналистов на скамью подсудимых не удалось. Сам политик фактически был оправдан, следствие было прекращено с формулировкой «министр действовал в обстановке чрезвычайного положения». В мемуарах Штраус нападки на свою персону сравнивал с травлей евреев во времена НСДАП, что было явным преувеличением.

9 ноября 1962 г.: Ф.-Й Штраус и К. Аденауэр в бундестаге во время дебатов по делу «Шпигеля». Через 3 недели Штраус будет вынужден покинуть свой пост.
9 ноября 1962 г.: Ф.-Й Штраус и К. Аденауэр в бундестаге во время
дебатов по делу «Шпигеля». Через 3 недели Штраус будет
вынужден покинуть свой пост.

В октябре 1963 г. в возрасте 87 лет Аденауэр уходит в отставку и канцлером стал Людвиг Эрхард. Штраус полагал, что старая дружба с Эрхардом поможет получить должность в правительстве, но Эрхард убеждал Штрауса, что тот должен умерить свое «ненасытное и неуемное честолюбие», так руководство СвДП выдвинуло ультиматум: Штраус не должен входить в правительство и отказаться от притязаний на место в кабинете министров. Штраус не верил, что его звезда закатилась. Он был полон сил и энергии. Для начала следовало укрепить свой авторитет в ХСС. Апеллируя к баварскому патриотизму, ведомый Штраусом союз сохранил доминирующее положение в «отдельной республике».


В конце 1966 г. коалиция ХДС/​ХСС-СвДП в Бонне распалась, и было сформировано правительство «большой коалиции» ХДС/​ХСС-СДПГ, в котором Штраус стал министром финансов. К новому назначению он отнесся серьезно, проявил свойственную ему инициативу и энергию. По признанию Вилли Брандта, Штраус был «хорошим министром финансов». Социально-экономическая ситуация в ФРГ к этому времени была не самая благоприятная. Положительное действие эрхардовской модели социального рыночного хозяйства закончилось. Циклический кризис 1966 – 1967 гг. впервые за послевоенные годы вызвал падение промышленного производства, волну банкротств, рост цен. Резко возросла безработица: с 0,7 % в 1966 г. до 2,1 % в 1967 году. Штраусу, как и всему правительству, пришлось потрудиться. Была проведена финансовая реформа, установившая «новый порядок» в финансировании центра, земель и общин. Фактически кризис привел к тому, что неолиберальная доктрина, на которой базировалась прежняя модель рыночной экономики, уступила место неокейнсианству. Усиление государственного регулирования больше отвечало интересам СДПГ, чем ХДС/​ХСС. К 1969 г. положение стабилизировалось, безработица сократилась до 0,8 %, заметно улучшилась доходная часть бюджета, в чем была и заслуга Штрауса.


Первый опыт «большой коалиции» оказался не продолжительным. Консервативным партиям не удалось перехватить инициативу и добиться абсолютного большинства на выборах в бундестаг осенью 1969 года. СДПГ в союзе со свободными демократами создали правительство во главе с Брандтом. Для правых партий начался 13-летний период пребывания в оппозиции. Штрауса такое положение устраивало: появилось время и политическое пространство для достижения главной цели — стать канцлером ФРГ.


Борьба Штрауса против «новой восточной политики» Брандта хорошо известна. Он действительно был наиболее последовательным противником «восточных договоров» и приложил немало усилий, чтобы торпедировать их даже тогда, когда в ХДС стали склоняться к их поддержке.

1966 г.: Ф.-Й. Штраус на охоте. Баварский политик был страстным охотником.
1966 г.: Ф.-Й. Штраус на охоте. Баварский политик был
страстным охотником.

Принято считать, что Штраус и его сторонники отстаивали политику «вчерашнего дня» и потому потерпели поражение. Да, население ФРГ устало от риторики в духе «холодной войны» и страстные заклинания Штрауса о том, что социал-демократы и Брандт «распродают Отечество», повисли в воздухе. Граждане ФРГ интуитивно почувствовали, что «новая восточная политика» сближает западных и восточных немцев, приближая тем самым день объединения. Политики же, увязнув в повседневной борьбе, так и не смогли подняться над своими узкопартийными интересами. Неудачу Штраус отнес на счет податливости ХДС, где отсутствовало единство по отношению к политике Брандта. Он резко критиковал председателя ХДС Р. Барцеля, отношения с которым так и не сложились. В мае 1973 г. Барцель подал в отставку. 12 июня 1973 г. на 21 съезде ХДС новым председателем партии был избран Гельмут Коль — премьер-министр земли Рейнланд-Пфальц, генеральным секретарем ХДС стал Курт Биденкопф. Штраус оценил перемены в ХДС в свою пользу. 43-летнему Колю, выглядевшему в то время достаточно провинциально, конкурировать со Штраусом было не просто. К тому же, «баварский лев» рассчитывал на поддержку правого крыла в ХДС, которое консолидировалось в годы борьбы с «новой восточной политикой».


В начале мая 1974 г. с поста федерального канцлера пришлось уйти Вилли Брандту. Штраус в какой-то мере мог торжествовать: его заявления о причастности Москвы и Восточного Берлина к «новой восточной политике» после разоблачения Гюнтера Гийома, гэдээровского шпиона, входившего в ближайшее окружение Брандта, получили убедительное подтверждение. Самый серьезный конкурент был повержен, а престижу СДПГ нанесен ощутимый урон. Штраус всегда ревниво следил за успехами Брандта. Ему, настоящему немецкому патриоту, обладавшему не меньшими политическими и прочими способностями, так и не удалось достичь заветной цели, а Брандту, отказавшемуся от Германии в 1933 г., удалось. В своих воспоминаниях оба политика обменялись характеристиками друг друга. По словам Штрауса, Брандт «имел определенную притягательную силу и очаровывал многих людей». Одно время он был «сторонником холодной войны» и, если не принимать «во внимание его личный стиль жизни», мог бы даже состоять в ХДС. В пылу полемики Штраус часто допускал грубые выпады против Брандта. Брандт был более обстоятелен в характеристике Штрауса, признавал в нем «талантливейшего представителя военного поколения», который в течение многих лет все время «спотыкался о им же созданные препятствия, в том числе о свое неукротимое стремление к власти». Штрауса, по мнению Брандта, можно было «сравнить с автомобилем со слишком слабыми тормозами. Редкая смесь властителя с бунтарем… Без него германская политика была бы скучнее».

Весенняя ярмарка в Лейпциге, 1987 г.: Ф.-Й. Штраус и Э. Хонеккер. Слева: генеральный секретарь ХСС Г. Тандлер, за ним: А. Шальк-Голодковский и Г. Миттаг; сзади справа член ХСС Т. Вайгель.
Весенняя ярмарка в Лейпциге, 1987 г.: Ф.-Й. Штраус и Э. Хонеккер.
Слева: генеральный секретарь ХСС Г. Тандлер, за ним:
А. Шальк-Голодковский и Г. Миттаг; сзади справа член ХСС Т. Вайгель.

Штраус в мемуарах фактически не касается «дела» Гийома. Похоже, что он сознательно щадил Брандта, не желая ворошить этот неприятный во всех отношениях инцидент. Впрочем, «благородство» Штрауса связано с иными обстоятельствами. Главный разведчик ГДР Маркус Вольф пишет, что «начиная с 1950-​х годов Штраус не был для нас инкогнито», уже тогда этот «умный и гибкий политик» готов был говорить с тайными представителями ГДР. Контакты были заморожены после того, как Штраус стал министром обороны, но после отставки снова были возобновлены. Во второй половине 1960-х гг. связи со Штраусом осуществлялись через А. Шальк-Голодковского, бывшего в те годы секретарем парторганизации в министерстве внутригерманской и внешней торговли и ставшего со временем влиятельным функционером СЕПГ. С удивлением приходилось читать в сообщениях Шалька, пишет Вольф, как «непринужденно Штраус выбалтывал своему партнеру из ГДР политические и военные тайны ФРГ и западного союза». Да, было от чего прийти в удивление, когда тот же Шальк устраивал Штраусу охоту в угодьях Хонеккера под Дрезденом. Что побуждало Штрауса идти на эти контакты: деньги, или какие-то особые прагматические соображения? Обвиняя других в «предательстве» и «измене», для себя он считал допустимым тайные отношения с коммунистическим режимом ГДР.

1988 г.: Ф.-Й. Штраус и Г. Коль на партийном съезде ХДС в Висбадене.
1988 г.: Г. Коль и Ф.-Й. Штраус на партийном съезде ХДС
в Висбадене.

Коль, став председателем ХДС, не претендовал на немедленное выдвижение кандидатом в канцлеры от оппозиции. До лета 1975 г. единства в рядах ХДС/​ХСС не было. Кроме Коля, назывались кандидатуры Картенса, Штольтенберга и Штрауса. ХДС неплохо выступала на земельных выборах, что заметно повысило авторитет Коля в рядах собственной партии. Кандидатуры Картенса и Штольтенберга отпали сами собой. Штраус, верный своей привычке, пошел в открытый бой. Показательна в этом отношении его речь в Зонтхофене в ноябре 1974 г., в которой он обрушился с нападками на правительство, обвинив его в том, что оно отдало Боннское государство «на откуп уголовникам и политическим гангстерам». Досталось христианским демократам. ХДС, заявил Штраус — «болен» и не способен обеспечить победу на выборах до тех пор, пока в союзе будут прислушиваться к «глупой болтовне» Кипа (Л. Кип — представитель «умеренных» в ХДС, казначей партии). Эта речь оттолкнула многих приверженцев Штрауса, но она вместе с тем показала, что баварский лидер будет сам определять, кому быть кандидатом на выборах. Штраус не стал форсировать собственное выдвижение кандидатом в канцлеры на выборах 1976 г.: внешнеполитическая обстановка — политическая разрядка, Совещание в Хельсинки, принятие Заключительного акта — не гарантировала успех, но Коля он держал на коротком поводке. Весьма меткий и выразительный рисунок поместил накануне выборов журнал «Der Spiegel», представляя возможный правительственный кабинет Коля: в центре рисунка сам Коль в окружении 17 министров, где каждый с «лицом Штрауса». Не прошли мимо этого и коалиционные партии. Так, канцлер Г. Шмидт в предвыборной кампании 1976 г. указывал избирателям, что в случае избрания Коля, «настоящим канцлером будет Штраус, он же станет и подлинным министром иностранных дел и министром финансов… Коль — это игрушка в руках Штрауса».


Оппозиция выборы проиграла, но добилась второго результата в своей истории, получив 48,6 % голосов избирателей (в 1957 г. было 50, 2%). ХСС показал рекордный для себя результат: в Баварии — 60,0 %, на федеральном уровне — 10,6 %. Колю для избрания канцлером не хватило 300 тыс. голосов избирателей. Через несколько дней после выборов Коль обратился с письмом к руководству СвДП В. Шеелю и Г.-Д. Геншеру с предложением создать совместную коалицию, но получил отказ (социал-демократы предложили СвДП, получившей всего 30 мест в бундестаге, 4 министерских поста, включая пост вице-канцлера, и 5 должностей статс-секретарей. ХДС/ХСС такого предложить, конечно, не мог). Но инициатива Коля показала, куда будет дрейфовать ХДС — к либеральному центру.


Другого мнения придерживался Штраус. Если кандидату в канцлеры от ХДС/​ХСС не хватило 1 % голосов, то этот «процент» можно получить «справа», усиливая не «либеральный профиль» а консерватизм во внутренней и внешней политике. Вновь последовала угроза создать «четвертую партию», то есть вывести ХСС за пределы Баварии, если христианские демократы не будут следовать за Штраусом. Колю скандалы были не нужны, но и капитулировать перед баварцем он не собирался. Спустя годы, Гельмут Коль так и не забыл всей этой подковерной борьбы со Штраусом, о чем он рассказывал известному историку Х. Швану. 18 – 19 ноября 1976 г. в Кройте в Баварии прошла встреча руководства ХСС и ХДС, где обсуждались партийные отношения. Коль и Штраус подписали так называемые «кройтские соглашения» о тактическом размежевании. Было решено, что Коль будет тайно добиваться союза с СвДП, чтобы развалить правящую коалицию. Штраус, как он сам говорил, вовсе не желал войти в историю разрушителем блока ХДС/​ХСС. Наоборот, для него было важным закрепить свое лидерство в «едином союзе». Но и Коль оказался отнюдь не «простачком», каким казался с виду. В 1977 г. он провел существенные кадровые перестановки в организационных структурах ХДС. Неожиданно для многих Биденкопф лишился своего поста и новым генеральным секретарем ХДС стал X. Гайслер, сыгравший значительную роль в «обновлении» партии. В июне того же года сменилось руководство Социальных комитетов — «рабочего крыла» в ХДС, их возглавил Н. Блюм, слывший «левым» в партии. «Юнге унион» – «молодежный союз» ХДС — возглавлял М. Виссманн, также «умеренный» деятель, а значит противник Штрауса. В противовес Колю, Штраус продолжал сплачивать «правый картель», ведя сложную игру по дискредитации председателя ХДС. Как пишет В. Мазер, незадолго до смерти Штраус признался, что все эти годы он думал об одном: «Каждое утро я спрашиваю себя, как мне поступить – то ли свергнуть его [то есть Коля — Прим. Б. П.], то ли поддержать».

1980 г.: пилот-любитель Ф.-Й. Штраус за штурвалом самолета.
1980 г.: пилот-любитель Ф.-Й. Штраус за штурвалом самолета.

Следует отметить, что к 1970-​м годам Штраус приобрел не только большой опыт политической борьбы, но и значительный вес в кругу промышленных и финансовых групп. При его деятельном участии Бавария превратилась в самую развитую землю ФРГ, и, что особенно важно, стала центром военной промышленности. Здесь после войны обосновались Флики, Квандты, Мессершмитты, владельцы «ИГ Фарбениндустри». Штраус умело лоббировал их интересы, не забывая и свой личный интерес. Будучи министром обороны он распределял заказы бундесвера, которые попадали тем же Фликам и Квандтам. Когда в конце 1960-​х годов был создан авиационно-ракетный концерн «Мессершмитт-Бельков-Блом», Штраус вошел в наблюдательный совет. Он был тесно связан и с другими промышленными группами и банками. В 1970 г., в день рождения Штрауса, его гостями были Флик, Цан, Сименс, Ханенманн и другие представители западногерманской индустрии. Неудивительно, что баварская партия и ее председатель не испытывали недостатка финансовых средств на ведение избирательных кампаний. При такой поддержке Штраус просто не мог не быть «сильной личностью».

Китай 1975 г.: Ф.-Й. Штраус и Мао Цзэдун.
Китай 1975 г.: Ф.-Й. Штраус и Мао Цзэдун.

В 1970-​е годы Штраус активно включился в мировую политику, причем часто его заявления в ходе зарубежных визитов расходились с официальной линией Бонна. В мае 1974 г., после реорганизации правительства, министром иностранных дел ФРГ стал Геншер, председатель СвДП. У Штрауса не сложились отношения с Геншером, при котором, по словам Штрауса, ФРГ утратила собственную германскую политику, разменяв ее на «политику конгрессов» ЕС, Европарламента, ООН, ОЭСР, СБСЕ. В Западной Европе Штрауса знали. В свое время он часто ездил по странам НАТО. Знали его и в США, где он впервые побывал весной 1953 года. Среди его друзей значился влиятельный Г. Киссинджер, с которым Штраус познакомился еще в конце 50-​х годов, тогда же завязались связи с Ш. Пересом и М. Даяном. В мае 1963 г., за два года до установления дипломатических отношений, Штраус посетил Израиль, где были отмечены его заслуги в налаживании военного сотрудничества между ФРГ и Израилем (по настоянию Штрауса на вооружение бундесвера был взят израильский автомат «Узи»). Штраус никогда не скрывал своего неприятия политики разрядки, считая, что она несет выгоду только советскому блоку. Со своей стороны советские исследователи утверждали, что Штраус пытался сплотить все реакционные, милитаристские силы как в самой ФРГ, так и за её пределами. «Война продолжает оставаться для правых в ФРГ законным средством проведения политики» — писал Н. В. Павлов. Следовало разделять словесные заявления о «противодействии силой угрозе коммунизма» и конкретными действиями Штрауса, красноречие которого нельзя воспринимать в буквальном смысле. В январе 1975 г. Штраус совершил визит в Китай, где был принят Мао Цзэдуном, встречался с премьером Чжоу Эньлаем, будущим реформатором Дэн Сяопином. Визит наделал много шума в ФРГ, но постепенно все улеглось, а через год в КНР поехал канцлер Шмидт, осознав необходимость расширения экономических и торговых связей с азиатским гигантом. Штрауса тянуло к общению с авторитарными личностями, будь то председатель Мао, диктаторы Бота и Пиночет, коммунистические правители Чаушеску и Хонеккер. В 1980-е годы он искал возможности встретиться с Фиделем Кастро, но встреча так и не состоялась.


Между тем разрядка близилась к завершению. В мировой политике появился спрос на «сильную личность». В мае 1979 г. на парламентских выборах в Великобритании победу одержала консервативная партия во главе с Маргарет Тэтчер – «железной леди», как вскоре стали ее именовать. В США начал свое восхождение лидер американских консерваторов республиканец Рональд Рейган. Штраус вовремя уловил эти перемены. Но ему нужно было «убрать» Коля. По мере приближения начала избирательной кампании критика Коля из рядов ХДС/​ХСС возросла. В декабре 1978 г. членам президиума и правления ХДС, руководителям земельных партийных организаций был разослан «меморандум» Биденкопфа. Бывший генеральный секретарь ХДС предлагал «разгрузить» Коля, так как занимать посты председателя партии, фракции в бундестаге и быть кандидатом в канцлеры для одного политика слишком много. В «меморандуме» было выражено сомнение в способности Коля привести союз к победе на выборах 1980 года. Руководство партии «меморандум» отвергло. В марте 1979 г. Коль вновь был переизбран председателем партии. Но копье, пущенное Штраусом, на этот раз достигло цели. В мае 1979 г. Коль официально снял свою кандидатуру, предложив вместо себя кандидатом в канцлеры премьер-министра правительства земли Нижняя Саксония Э. Альбрехта. Окончательный вердикт должен был быть вынесен на заседании совместной комиссии ХДС/ХСС. Однако Штраус не стал ждать решения комиссии и заявил, что он предоставляет свою кандидатуру в распоряжение всего союза. ХСС официально оформил это предложение своего председателя. Перед партиями блока вновь замаячила тень раскола.

Август 1980 г.: Ф.-Й. Штраус и Г. Шмидт в ведомстве федерального канцлера за два месяца до выборов.
Август 1980 г.: Ф.-Й. Штраус и Г. Шмидт в ведомстве федерального
канцлера за два месяца до выборов.

Далее события развивались стремительно. В адрес Коля и Гайслера поступали телеграммы от рядовых членов ХДС с протестами против кандидатуры Штрауса. Блюм сообщал о «значительных волнениях» в Социальных комитетах ХДС. Однако Штраус за эти годы создал влиятельное правое крыло в ХДС. 18 июня 1979 г. начала работу совместная комиссия парламентской фракции ХДС/​ХСС. Ее заседания проходили в «натянутой» и «напряженной» атмосфере. 2 июля состоялось голосование: из 237 голосовавших за Штрауса было подано 135 голосов, за Альбрехта — 102, причем более 80 голосов Штpayc получил из ХДС. Затянувшийся конфликт был разрешен: Франц Йозеф Штраус впервые стал кандидатом в канцлеры ФРГ.


В своих воспоминаниях Штраус ничего не пишет о выборах 1980 года. Его можно понять: поражение не победа, неудачу лучше оставить при себе. Мог ли он победить? Шансы на успех были. Внешнеполитическая ситуация складывалась явно в пользу Штрауса. В мире все ощутимее чувствовалось дыхание «второй холодной войны». Афганская война, американские и советские ракеты, вооруженные конфликты в мире — все это давало богатую пищу для ораторских выступлений Штрауса, которыми завоевывались избиратели. Для достижения победы следовало избрать правильную тактику и верных исполнителей. Но этого у Штрауса не оказалось. Руководство ХДС фактически самоустранилось от активной агитации за кандидата в канцлеры. Да, в 1980 г. в ФРГ вышла книга, авторы которой рассказывали о «достижениях» Штрауса, его «вкладе» в процветание страны. Однако антиштраусовская кампания в ФРГ получила большой размах. Осенью 1979 г., когда в ФРГ прошли манифестации в связи с 40-​летием начала Второй мировой войны, на антивоенных митингах и демонстрациях постоянно звучали призывы не допустить к власти ХДС/​ХСС. Лозунги «Долой Штрауса!» стали самыми популярными в стране. В сентябре 1979 г. Штраус совершил поездку в Рурскую область. Она была организована в чисто пропагандистских целях, но замысел полностью провалился. Атмосфера встреч была столь накалена, что Штраус, не сумев сдержать себя, обрушился на манифестантов с грубыми нападками, называя их «бандами террористов», «толпами черни», «рычащими ордами», добавив к этому изрядную порцию антикоммунизма.

Май 1983 г.: Ф.-Й. Штраус на встрече с членами общества баварских горных стрелков.
Май 1983 г.: Ф.-Й. Штраус на встрече с членами общества баварских
горных стрелков.

Казалось, против Штрауса выступили все: от коммунистов до беспартийных врачей и ученых. О своем неприятии Штрауса заявляли писатели, члены «Союза демократических ученых», многочисленные женские и молодежные организации. В складывающейся ситуации кандидату от СДПГ канцлеру Шмидту оставалось лишь ждать подсчета голосов избирателей, «дуэли» двух кандидатов явно не получалось. Естественно, что у Штрауса был свой избиратель. В Баварии, например, все выглядело иначе. Здесь восхищались энергичным, веселым, грубоватым премьером (Штраус стал премьером в ноябре 1978 г.), настоящим баварцем, делающим политику с пивной кружкой в руке, появляющимся на публике в традиционной баварской одежде: зеленой куртке без воротника, кожаных шортах с гетрами, кургузой шляпе с пером. Вместе с отцом выходила его дочь Моника в белой блузке и пышной цветастой баварской юбке. Она в отличие от старших братьев «пошла» в политику и в избирательной кампании 1980 г. помогала отцу. За Баварию Штраус мог быть спокоен, но в остальных землях ситуация выглядела тревожной. После выдвижения Штрауса кандидатом в канцлеры, ХДС раз за разом проигрывал выборы в ландтаги, что относили на счет баварца. СДПГ со своими союзниками удалось довести до избирателей несложную альтернативу: Шмидт — «канцлер мира», а Штраус — «канцлер войны». Западным немцам, несмотря на провал разрядки, не хотелось возвращаться в состояние постоянной конфронтации с Востоком. Правоконсервативные политики, на что указывал после выборов политолог Г. Витткемпер, не учли появления «новых ценностных ориентации» у граждан ФРГ, которых уже невозможно было запугать гэдээровским социализмом.


В последний день перед выборами, 4 октября, улыбающийся Штраус обратился со страниц «Bay­ernkurier»: в парламентских выборах 1980 г., заявил он, речь идет о «двух различных путях немецкой политики, за свободный путь или за социалистический путь» и что «только ХДС/​ХСС способны спасти страну от народного фронта», от «капитуляции перед Советами», от «постепенного втягивания в советскую государственную систему». Как видим, лексикон у Штрауса остался на уровне его первой речи в бундестаге. ХДС/​ХСС в четвертый раз подряд потерпели поражение, причем для христианских демократов результаты оказались наихудшими со времени выборов 1949 года. ХСС также понес потери: на федеральном уровне союз на 0,3 % обошла ненавистная Штраусу СвДП.


Федеральный «олимп» оказался недостижимым. Впрочем, и в будущем баварские политики так и не смогли на него взобраться: в 2002 г. Эдмунд Штойбер, премьер-министр Баварии и председатель ХСС вчистую проиграл выборы Герхарду Шрёдеру. Так что дело не только в чрезмерной воинственности Штрауса. В условиях неоконсервативного поворота, начавшегося в 1970-​е гг. в Европе и США амбициозный баварец был «лишним». Он не Коль, и вряд ли бы поддался давлению заокеанского Ронни и «железной» Магги. Немецкие политологи, по сути, игнорировали внешнеполитический аспект поражения ХДС/​ХСС на выборах 5 октября 1980 г., сведя причины к «баварскому балласту» и отсутствию реального «обновления» у ХДС. Штраусу извлекать «уроки» из поражения было ни к чему. Кандидатом в канцлеры, при всем его стремлении и желании, он быть уже не мог. «Обновлять» свою партию не собирался: «Программу принципов» ХСС принял в 1976 г., на два года раньше, чем ХДС, и где за ХСС, по словам Штрауса, закреплен статус «народной партии», действующей в интересах Баварии, Германии и Европы.


Тактика Коля по развалу социал-либеральной коалиции принесла желаемый результат. 17 сентября 1982 г. четыре министра от СвДП вышли из состава правительства. Руководство партии незначительным большинством одобрило союз с ХДС/​ХСС. Первого октября Гельмут Коль после вынесения вотума недоверия канцлеру Шмидту голосами депутатов от ХДС/​ХСС-СвДП был избран новым канцлером. В марте 1983 г., после досрочных выборов в бундестаг и победы на них ХДС/​ХСС, у Штрауса появилась возможность войти в правительство Коля. ХСС на выборах повторил свой лучший результат — 10,6 %, тогда как СвДП получила — 7,0 %. «Без ХСС и против него в Бонне ничего не сделать», — заявил Штраус, дав понять, что он не намерен просто так уступать. Формирование правительства заняло больше двух недель, но министром Штраус так и не стал. Второстепенные посты в правительстве его не устраивали, а ключевые должности были обещаны другим. Побежденным Штраус все же не выглядел: ему удалось провести в правительство пять представителей от ХСС, СвДП получила три министерских поста, ХДС — восемь. Таким образом, Штраус сохранил свое влияние на политику в Бонне.


Вскоре председатель ХСС вновь оказался в центре внимания. Речь идет о нашумевшем кредите в миллиард марок для ГДР. В воспоминаниях Штраус выделяет это событие в отдельную главу, придавая особую значимость своему вкладу в развитие германо-германских отношений. Побудительные мотивы этого шага Штраус обосновывал тем, что ему не хотелось обострять в ГДР «кризисную ситуацию настолько, чтобы тяготы людей стали невыносимыми и дело дошло до взрыва».


Последний период в его жизни (19831988 гг.) был нелегким, несмотря на его страстное желание удержаться на гребне политической активности. 22 июня 1984 г. в автомобильной катастрофе погибает жена Марианна Штраус. Радовало то, что дочь Моника все активней входила в политику и по манере поведения очень напоминала отца. Придет время, и ее будут уважительно называть «мать Бавария», но повторить политические успехи отца ей так и не удастся. В 1985 г. Штраусу исполнилось 70 лет. Юбилей отмечался с размахом. На монетном дворе Мюнхена была отчеканена памятная медаль с его изображением, прошли многочисленные юбилейные мероприятия. Штраус стал почетным гражданином Регенсбурга и Ротта-на-Инне, ему присвоили почетную степень доктора в его родном университете в Мюнхене.


Судьба распорядилась таким образом, что в конце жизни Штраус совершил, быть может, самый главный, самый важный для себя визит: в декабре 1987 г. он побывал в Советском Союзе. Встречи западных политиков с М. С. Горбачевым становились неким ритуальным действием, и Штраус не скрывал того, что он добивался приема в Кремле. До Штрауса были встречи и переговоры Горбачева с Колем, Геншером, которые закрепили линию на нормализацию отношений между СССР и ФРГ. В СССР приезжали Брандт, О. Лафонтен, президент ФРГ Р. фон Вайцзеккер, И. Pay, Л. Шпэт, так что Штраус был далеко не первым, кто хотел встретиться с советским лидером. Поездка в Москву проходила с 28 по 31 декабря. Штраус сам вел самолет марки «Сессна» (эта модель стала известна у нас после сенсационного полета М. Руста). Посадка была ночью, на обледеневшую полосу и Штраусу пришлось блеснуть мастерством. Встреча в Кремле состоялась 29 декабря. Вместе со Штраусом был Т. Вайгель, предполагаемый преемник на посту председателя ХСС. Штраус не скрывал своего волнения: его, бывшего солдата вермахта, председателя правой консервативной партии, противника коммунизма и советской системы принимал Генеральный секретарь ЦК КПСС. Сам факт этой встречи уже говорил, что холодная война завершается, Европа и мир вступили в новую фазу, развитие которой во многом будет определяться действующими в то время политиками.

Декабрь 1987 г.: В. Шарнагль, Т. Вайгель, Ф.-Й. Штраус, Э. Штойбер и Г. Тандлер в Москве.
Декабрь 1987 г.: В. Шарнагль, Т. Вайгель, Ф.-Й. Штраус, Э. Штойбер и Г. Тандлер в Москве.


Что вынес Штраус из этой встречи? По его представлениям СССР оставался развивающейся страной, за исключением военных отраслей. Поэтому желание Горбачева идти по пути сокращения вооружений, было поддержано Штраусом, тем более что эти сокращения не затрагивали военного потенциала ФРГ. Штраус, конечно, высказал советскому руководителю свою позицию по германскому вопросу. Он не настаивал на немедленном объединении Германии, заявив, что «ключ к объединению свободной Германии находится в Москве, а не в Вашингтоне». В беседе с Горбачевым Штраус повел разговор о пребывании американцев в ФРГ, предлагая советскому руководителю совместными усилиями «выдавить» США из Европы. Но Горбачев уклонился от этой темы. Видимо уже тогда «вашингтонский обком» для него значил больше, чем собственный ЦК. Штраус посетил также немецкое кладбище в районе Люблино, где захоронены останки 596 немецких военнопленных.

Мюнхен, 7 октября 1988 г.: Прощание с Ф.-Й. Штраусом. Прощальную панихиду в Ротте-на-Инне отслужил Йозеф Алоиз Ратцингер, будущий Папа Римский Бенедикт XVI.
Мюнхен, 7 октября 1988 г.: Прощание с Ф.-Й. Штраусом.
Прощальную панихиду в Ротте-на-Инне отслужил Йозеф
Ратцингер, будущий Папа Римский Бенедикт XVI.

Его смерть была неожиданной. 22 сентября 1988 г. Штраус участвовал в работе конференции европейских консервативных партий, проходившей на Родосе, затем вернулся в Мюнхен, где провел заседание правительственного кабинета, посетил новый ракетный полигон в Аугсбурге, принял участие в открытии ежегодного осеннего праздника «Октоберфест». Впереди предстояли важные партийные дела, и Штраус решил отдохнуть. Он отправился на охоту в лесные угодья своих баварских друзей, в Регенсбург, где проживали князь Тюри унд Таксис и его молодая жена Глория. На место охоты должны были следовать автобусом. Перед посадкой Штраус вдруг сказал: «Подождите, перелет немного был утомительным. Подождите немного…» – это были его последние слова. Потеряв сознание, Штраус упал. Искусственное дыхание и массаж через 12 минут восстановили жизнедеятельность организма. Его доставили в клинику в Регенсбурге, где была сделана операция и куда уже прибыли родственники и члены баварского правительства. Каждый надеялся, переживал, молился. 3 октября, через 44 часа после первого удара, сердце перестало биться. Не приходя в сознание, Франц Йозеф Штраус скончался.


Для Баварии, ФРГ смерть Штрауса была тяжелой утратой. Гроб с телом умершего был перевезен в Мюнхен, где во дворце принца Карла был выставлен для прощания. Десятки тысяч мюнхенцев, а также прибывшие из других земель ФРГ пришли попрощаться со Штраусом, которого все же любили и уважали, несмотря ни на что. На похоронах присутствовали всё политическое руководство ФРГ, официальные представители от многих стран. 8 октября 1988 г. Ф. И. Штраус был похоронен на кладбище небольшого прихода Ротт рядом с женой.



Послесловие



Через два года после смерти Ф.Й. Штрауса — 3 октября 1990 г. — произойдет объединение Германии. Приближал ли Штраус своей деятельностью и политикой этот день? Или совпадение его кончины и Дня германского единства – дело случая? В 2008 году на партийном съезде ХСС в Нюрнберге Ангела Меркель сказала, вспоминая Штрауса: «Без него меня не было бы здесь, а стена так до сих пор бы разделяла Германию». Разумеется, он не собирался умирать 3 октября, но совпадение слишком символично, чтобы отбросить его, и не вспоминать в этот день яркого, самобытного человека и политика. Европейская история уже давно лишилась права иметь своих, национально мыслящих государственных деятелей. К чему, и куда они ведут Европу, увязнув в бесконечной брюссельской говорильне? Выталкивая Россию из Европы, эти политики забыли, что когда европейцам было туго, только русские приходили им на помощь. Штраус понимал значение «русского фактора», и для него сильная Россия была гарантом сильной Германии. В марте 2014 года, в разгар украинского кризиса, Э. Штойбер, участник переговоров в Москве в декабре 1987 года, вспоминал, как Ф.-Й. Штраус сказал ему тогда: «Хорошие отношения между Россией и Германией всегда были благом для всей Европы».


Петелин Б.В., д.и.н., руководитель Семинара «Vere­ini­gung»
Степанов Г.В., администратор сайта «Vereinigung»


У вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.